Марина Ивановна Цветаева, поэт XXго столетия, писатель, драматург, переводчик. Дочь Подвижника Русской Культуры, профессора МГУ Ивана Владимировича Цветаева, и ещё одна невинная жертва красного террора. Это воистину чудовищное преступление против Бога, человека и России не имееет срока. Сегодня Марина обличает тайных и явных реаниматоров советского режима. Её стихи важны именно теперь, когда всё вокруг, и особенно в душах человеческих, замутнено, потеряно, надломленно.

Правда о гибели поэта.

31. 08. 2019 г. ЛУЧ. 78-я Годовщина гибели Марины Цветаевой. Правда о гибели поэта открыта в 2002-м году. Эта особая заслуга перед Историей, перед Русской Культурой и Семьёй Цветаевых, и принадлежит она учёному и писателю из Ульяновска, профессору Лилит Николаевне Козловой, Почётному члену Этического Комитета ЛУЧ.

 

Image result for Марина Цветаева в Елабуге

 

Сегодня вновь вспоминаем Марину и перечитываем любимые стихи. Зажигаем свечи, слушаем песни. Мы благодарим поэта, нашего Друга, за подвиг во имя Слова. Сила воли и преданность служению этого Русского поэта поражают. Пример её жизни и всё её творчество опора и утешение в любых испытаниях и напастях. В этих лёгких и точных строчках навсегда осталась её душа: беспощадный максимализм, огонь искренности, бунтарство. Долг. Как нужны эти качества, как необходимы её стихи именно теперь, когда всё вокруг нас, и особенно в душах человеческих, замутнено, потеряно, надломленно.

 

Марина всегда помогала людям, никогда не проходила мимо человеческого горя. Она не прощала лжи, предательства, обмана. И теперь она непременно поможет, поддержит и укрепит нас.

 

В начале 2-х тысячных открыта правда о гибели Марины Цветаевой. В 2002-м г. известный цветаевед и друг Анастасии Ивановны Цветаевой, сестры поэта, Лилит Николаевна Козлова, провела своё журналистское расследование. Приводим полный текст, а так же небольшой рассказ о том, как прошёл Всемирный Цветаевский Костёр в Елабуге, на месте упокоения поэта. Лилит Николаевна внесла большой вклад в нахождение этого места. Во многом благодаря её усилиям в Елабуге установлены памятник и ограда. Но не только это, Лилит Николавевна много потрудилась для уточнения и прояснения обстоятельств гибели поэта. Благодаря её исследованию, сегодня знаем, что в ночь на 31 августа 1941-го года Марина Ивановна была зверски убита. Убита двумя сотрудниками местного НКВД. Затем ими было инсценировано самоубийство и сделано всё, чтобы никто и никогда не узнал правды. Но Бог судил иначе.

 

Лилит Николаевна доказала, что Марина Цветаева ещё одна невинная жертва красного террора. Подобное злодеяние это преступление против Бога, человека, всего человечества и России. Оно не имееет срока давности. Убийцы лучших сынов и дочерей России должны предстать перед Народом! Они обязаны ответить не только перед Историей, но и перед судом, согласно нормам правового государства. Неважно, живы они или нет, их надо найти. И пусть КГБ / ФСБ ответит мировому сообществу: каким образом и кому помешала Марина Ивановна Цветаева? Какую она представляла угрозу? Почему её, одинокую, попавшую в невероятно тяжёлые условия существования, но никогда не терявшую надежды, надо было ещё и умучить, и убить?

 

Неслыханное, нечеловеческое зверство. Оно доказывает, что в 1917-м к власти пришли кровавые нелюди. Таким всё равно, кого и за что убивать, лишь бы извлекать материальную выгоду. Беззащитная, одинокая женщина, только вернувшаяся из-за границы, лёгкая добыча извергов, не так ли, господа из КГБ? Вы не только убили Марину, но и ограбили, украли все её вещи и деньги. Вы обездолили её сына Георгия. Лишили куска хлебв мальчика 16-ти лет. Все эти факты должны стать достоянием самой широкой Общественности, приговором КГБ и Путину.

 

Незадолго до этой трагедии, как и Марина Цветаева, после ареста В. Э. Мейерхольда, подверглась бандитскому нападению, в собственом доме, и была жестоко изувечена актриса Зинаида Райх, Дама с камелиями. Она погибла от 17 ножевых ран (см. воспоминания дочери З. Н. Райх и С. А. Есенина Татьяны, опубликованные в НРС, 1995 г.). Есть свидетельства, что это зверство и надругательство над беззащитной, одинокой женщиной, первой красавицей России, было делом лично Сталина. Сейчас уже точно известно, что и Сергей Есенин был убит топором по голове в гостиничном номере, а потом, как и в случае с Мариной, на уже мёртвого надели петлю. Сколько их, зверски убиенных, похищенных, умученныъ, удушенных по лагерям и тюрьмам? Цвет Русской Нации, все, кто мешали Джуге и его режиму. Их тысячи. Сотни тысяч. Миллионы!

 

КГБ В ОТВЕТЕ ЗА КАЖДОГО! Назовём имена знаменитых поэтов, писателей, артистов: Николай Гумилёв. Анна Ахматова. Максим Горький. Сергей Есенин. Николай Клюев. Всеволод Мейерхольд. Зинаида Райх. Александр Введенский. Даниил Хармс. Осип Мандельштам. Михаил Кольцов. Марина Цветаева. Дмитрий Кедрин. Николай Вавилов. Борис Пастернак. Александр Галич. http://vcisch2.narod.ru/ Здесь собраны имена поэтов и писатейлей, погибших от большевистского террора.

 

Хотелось бы, чтобы приведённое здесь письмо попало на глаза г. Андрону Кончаловскому. И всем, иже с ним, кто искренне или на заказ утверждает, что советский режим славная страница истории России. Какая дикость, какой ПОЗОР!

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ЖИЗНИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ

ЛИЛИТ КОЗЛОВА, 01. 10. 2002, Ульяновск.

Related image

Памятник поэту в Москве

 

Эту историю услышала я от Владимира Владимировича Соловьёва в Переделкино и записала от слова до слова. Осень 1988 года. Как обычно, я приехала в гости к Анастасии Ивановне, сестре Марины Цветаевой. Одновременно со мной у неё появился еще кто-то из гостей, мне незнакомый. Но вот Анастасия Ивановна отправилась ужинать, а мы с гостем разговорились. В первые же 5 минут я узнала, что он по боковой ветке родственник философа Владимира Соловьева, и одновременно потомок Бенкендорфа.

 

Над этим парадоксом мы оба дружно посмеялись. Вслед за этим последовал рассказ о последнем дне Марины Цветаевой в Елабуге в том виде, как он услышал его от Андрея Борисовича Трухачёва, сына А. И. Цветаевой. Я немного удивилась такой его доверчивости, ведь наше знакомство длилось не больше 10 минут, но не только его хорошо запомнила, но позже постаралась по возможности проверить. Вот как это звучало:

 

Андрей Борисович, племянник Марины Цветаевой, встретился в Елабуге с внуком Бродельщиковых, Павлом, и тот ему в доверительной беседе, около бутылочки, с рюмкой в руках, рассказал то, что после уже не повторил и не рассказал никому. По словам Павла, он, в те поры шестилетний, в день, когда все ушли строить аэродром, не ушёл с дедом в 3 часа ночи на рыбалку, а спокойно спал на печке в комнате, смежной с цветаевской. Когда к ней пришли, он проснулся. Двое мужчин, какой-то разговор. Цветаева стала возражать, спрашивала, где её муж, что вы с ним сделаи? Ещё несколько её резких несоглашающихся реплик (Марину пытались завербовать ЛУЧ), и началась потасовка. Мальчик в страхе убежал из избы.

 

На этом кончался рассказ моего нового знакомого. Почему-то я не пыталась проверить это у Андрея Борисовича. Наверное, мне казалось, что я не имею права доводить до его сведения, что такая тайна была мне передана его другом в первые 10 минут знакомства... Только через год я попыталась сама встретиться с Павлом и услышать этот рассказ своими ушами.

 

В ноябре 1989-го я приехала в Елабугу вместе со своей приятельницей, биологом и искусствоведом, Ниной Петровной Оскаровой, предварительно договорившись, что мы остановимся в Набережных Челнах у Алены Трубициной. Оставили вещи, и сразу же решили поехать в Елабугу. 40 минут автобусом и мы, все трое, уже там. Идем на кладбище. Алёна помогает найти могилу Елены Матвеевой. По ней уже нетрудно опознать слегка опустившуюся цветаевскую могилу.

 

Было уже темно, когда мы втроём направились к дому, где теперь жил Павел, внук Бродельщиковых. Высокий забор, лай собаки. Стучим снова и снова и в ворота, и в окна. Наконец, выходит женщина и говорит нам, что Павел нездоров. Мы просимся войти, но через некоторое время появляется он сам, становится в воинственную позу независимости, скрестив на груди руки. На все наши вопросы говорит, что ничего не помнит. Неприступная крепость. Мы ни с чем уходим.

 

Сейчас, когда, начиная с публичного выступления в Елабуге А. И. Сизова в Дни Памяти в 1991-м году, выплыла тень НКВД за всеми событиями цветаевских последних дней, всё выстраивается и приобретает логичность. Стало ясно, что за поведением елабужан стоит страх. Стало понятно, почему столько лет молчали свидетели, почему не захотел повторять свой рассказ Павел. Почему не пошли на кладбище в день похорон НКВД запретил. Почему сразу же сделали как минимум две ложных могилы Пивоваровскую и Майоровскую в двух противоположных частях кладбища. Значит, было что увидеть, если бы сразу кто-то настоящую могилу раскопал. Не случайно хоронили в наглухо заколоченном ящике. Не случайно в одной из цветаевских записок якобы слова: я тяжело больна. Дальше было бы только хуже. Не следы ли это той самой потасовки? Те следы, которые поначалу были явными?

 

И понятно, кто и зачем пустил слух, что у Цветаевой есть 10 тысяч большие по тем временам деньги. Эта сплетня проложила между ней и елабужанами пропасть, помогать и сочувствовать богачке никому не хотелось. Мне рассказала об этом одна из свидетельниц, бывший инспектор РОНО. Понятно, почему могилу показал Николай Матвеев, живший в то время уже вне Елабуги, в Раменском. Почему многие годы писал о точном месте могилы его детский друг, Фрезер Клемент, ленинградец, а подтверждала Конькина, свидетельница из Нижнего Новгорода, бывшая елабужанка. Почему сведения о настоящей могиле опубликованы не в Елабуге, а впервые мной, в Ульяновской газете Призвание

 

11.11.1989-го. Почему не в Елабуге, а в ульяновском Симбирском Курьере впервые 10 сентября 1991-го появилось интервью А. И.Сизова, взятое мной у него в том же августе. Кстати, это интервью имело большой отклик и статья была перепечатана 8.10.1992-го в Московской правде, а 9.07.1992-го в Новом Русском слове. А ещё позже материал был использован в книге Ирмы Кудровой Гибель Марины Цветаевой (1995-й).

 

Но вернемся к рассказу В. В.Соловьева. Я долго носила в себе этот неподтвержденный рассказ, пришедший ко мне как бы через вторые руки. Бывало, что в своих цветаевских выступлениях я приводила его как одну из возможных версий. И, наконец, наступил момент, когда я напрямик спросила у Андрея Борисовича:

 

Это правда, что рассказывал мне В. В. Соловьев? Вы говорили с внуком Бродельщиковых, и он Вам передал то, что услышал из-за перегородки в день смерти Марины?

Да, да! Я уверен, что её убили! Я этим делом займусь!

 

Но заняться он не успел: через полгода, летом 1993-го его не стало. А спустя некоторое время, году в 1995-м, мне рассказали эту версию, прозвучавшую по радио или по телевидению не могу сказать точно, сама не слышала. И я поняла, что потомок Владимира Соловьева и Бенкендорфа сделал за своего друга то, что тот сам уже сделать не мог...

 

01.10. 2002

Ульяновск

Image result for рябина

31 августа. Цикл стихов, памяти Марины Цветаевой. 2003 год.

 

 

 

LUCH 2019