Спасти Русские города

Татьяна Листопадская на свою пенсию реставрирует памятники архитектуры

 

w816-kak-76-letnjaja-tatjana-listopadskaja-na-pensiju-re_007.jpg

 

21. 06. 2016 г. Газета Нефть. Автор: Марина Пермякова, Фото: Данил Стариков.

Тюменская пенсионерка Татьяна Листопадская самостоятельно начала реставрировать водосточные трубы на тюменских памятниках архитектуры. Уже отремонтирована труба на углу музея Дом Машарова и сток на здании бывшей областной больницы, которую построил Андрей Иванович Текутьев. Нефть поговорила с Татьяной о любви к городу, желании сделать Тюмень лучше и том, как делать работу государства за свой счет.

Родное место

В Тюмени есть три улицы, которые я считаю родными и даже сняла про них фильмы: Герцена, Урицкого и Первомайская. Я родилась в Вологде, но во время Великой Отечественной войны отец ушёл добровольцем на фронт, а маме, сестре и мне пришлось перебираться с места на место. Позже мамина родная сестра приехала к мужу в Тюмень, где он находился раненный в госпитале. Мой отец был в госпитале в Свердловске, но тогда мы об этом не знали и думали, что потеряли его, поэтому в 1948 году мама, сестра и я тоже перебрались в Тюмень. Мы жили на улице Герцена, школа находилась на Первомайской, а улица Урицкого была соседней. С ними тремя и связано мое сознательное детство и юность.

 

Позже я поступила в Химико-Технологический Институт имени Менделеева в Москве, окончила специалитет и аспирантуру. Наука тогда занимала все мое время, мне было не до женихов, поэтому в Москве остаться было сложно. Получив направление в Государственный Медицинский Институт Тюмени, я вернулась к маме. Всю жизнь в этом Институте, теперь Университете, и проработала. В 1973-81 годах возглавляла кафедру Общей и Биоорганической Химии ТюмГМУ. Поэтому Тюмень стала для меня родной.

 

w816-kak-76-letnjaja-tatjana-listopadskaja-na-pensiju-restav.jpg

 

Помощь городу своими силами

image001.jpg

 

image004.jpg

 

В начале зимы я решила взяться за музей Дом Машарова на Ленина, 24. Водосточной трубы не было на месте, и из-за этого разрушалась стена здания. Сотрудники музея сказали, что труба валяется где-то в сарае. Оказалось, она еще и помята. Я нашла рабочих, которые вернули трубу на место, правда, с цветом краски они не угадали. Со стороны музейных работников были только оскорбления, но я на них не обижаюсь. Мне кажется, что своими действиями я просто задеваю их самолюбие.

 

image005.jpg

 

w816-kak-76-letnjaja-tatjana-listopadskaja-na-pensiju-re_003.jpg

 

image008.jpg

 

Следующий памятник Культуры, которому удалось помочь, здание городской Текутьевской больницы, по адресу Даудельная, 1. В нем были выбиты все стекла. С помощью рабочих убрали осколки и заколотили окна фанерой. Материалы директор фанерного завода Альмира Каримова предоставила бесплатно, за что ей огромное спасибо. Рабочим за пятнадцать окон я заплатила пятнадцать тысяч рублей. Они не верили, что это все моя инициатива, говорили: Не может быть, чтобы вы из своего кармана какую-то больницу ремонтировали. А мне не давало покоя соседство этого здания с перинатальным центром. Здесь прогуливаются беременные женщины, мамы с колясками, и состояние бывшей городской больницы могло представлять для них опасность. Судьба здания не безразлична мне и еще по одной причине. В 1950-м году в этой больнице лечилась моя мама. Я ёё навещала, и когда сейчас проходила по этим коридорам, окунулась в воспоминания. И вот совсем недавно я отремонтировала водосточные трубы и разрушенную кирпичную кладку рентгеновского корпуса той же Текутьевской больницы.

 

image009.jpg

Революционерка

Когда заколачивали окна Текутьевской больницы, мимо проходил профессор Медицинского Университета, в котором я работала. Он проронил: Зная вас, не удивляюсь. Я всегда была революционеркой. В советское время была пресс-секретарем партийной организации. Тогда сильно боялись что-либо критиковать, чуть против шерсти погладишь, и ты, сами знаете, кто. И профессоры были такие неподкупные. Но я видела недостатки и так выступала на партийных собраниях, что зал замирал! И никто меня, однако, не выгнал и в должности не понизил (смеется. Прим. ред.).

 

Уже несколько лет веду страницу в Фейсбуке, Одноклассники показались примитивной соцсетью, рассказываю там обо всех изменениях. Отклики получаю разные; некоторые называют меня социальным паразитом. Пришлось даже угрожать судом, чтобы получить извинения. Некоторые в сети считают меня выскочкой, но большинство поддерживает. Пишут, что мне нужно в губернаторы или в Думу, я вот смеюсь. Многие считают, что я все делаю правильно, но скооперироваться и общими силами делать Тюмень лучше никто не предлагает. Некоторые вовсе игнорируют мои просьбы помочь сохранить культурные памятники, считая, что нужно три пары обуви сносить, прежде чем произойдут какие-то перемены, и то никто слушать не будет. Я ни одной пары обуви не сносила, однако перемен добилась.

 

Обращения в Комитет по Охране и использованию объектов Историко-Культурного Наследия Области и в Отдел по Охране памятников Истории и Культуры при Департаменте Культуры были безрезультатны. Их сотрудники либо отправляли меня к другим людям, либо говорили, что средств нет. Была бы помоложе, я бы помогла навести порядок в этих структурах. Музейным работникам я предложила повесить на их здания таблички, на которых будет написано не только имя прошлого хозяина дома, но и его заслуги перед городом, и указано, на какие средства построили дом. Мне кажется, если жители Тюмени вовлекутся в историю города, то и их отношение к культурному наследию изменится в лучшую сторону.

 

w816-kak-76-letnjaja-tatjana-listopadskaja-na-pensiju-re_013.jpg

Мировая бабушка

Моя главная забота сейчас мои внуки. Помимо этого я слежу за хозяйством на даче и занимаюсь дома со студентами. Чтобы в 76 лет все успевать, я год за годом веду ежедневник. Вот, например, расписание на неделю: понедельник поход к врачу и репетиторство; вторник высадка перцев и астр; среда и воскресенье внуки. Субботу для своих дел оставлю, а четверг и пятницу можно памятникам посвятить.

 

Мне кажется, что со временем многие культурные памятники в Тюмени снесут. Возможно, останутся избранные места, но дух патриархальной Тюмени исчезнет, его уже не сохранить. Но я размышляю так: если можно сохранить эту память еще на пару десятков лет, значит, нужно охранять целостность этих сооружений. Сейчас льет дождь (в день интервью в городе шли сильные дожди. Прим. ред.), и я сижу дома и думаю, как же хорошо, что водосточная труба музея Дом Машарова на месте и стена не развалится. Честно, радуюсь, будто за что-то свое родное. Скоро у моих внуков день рождения, я займусь организацией праздника, а после хочу отправить письмо Якушеву, чтобы он знал, как обстоят дела с культурным наследием в Тюмени. Хотелось бы еще одному зданию помочь так называемому дому с аркой на Первомайской, 32. А потом, может, и успокоюсь.

 

kak-76-letnjaja-tatjana-listopadskaja-na-pensiju-restavrirue.jpg

 

В любом возрасте можно жить насыщенно и интересно, принося пользу обществу.

 

 

 

 

 

 

LUCH 2016