ЕС приветствует новичков

10 новых стран (всего 25) 74 млн. нового населения (всего 455 млн.) 444 млрд. ВВП
(всего 9,613 млрд.)
738,573 кв. км территории (всего 4 млн.кв. км)

Лидеры всех 25 государств, составляющих теперь Европейский союз, приняли участие в праздничных мероприятиях в связи с приемом новых членов.

15 старожилов приветствовали новичков - Кипр, Чешскую Республику, Эстонию, Венгрию, Латвию, Литву, Мальту, Польшу, Словакию и Словению, ставших полноправными членами ЕС.

На церемонии молодые люди из 25 стран - некоторые из них со слезами на глазах - передали свои национальные флаги, которые подняли на мачты наряду с флагом ЕС.

Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн, выступая перед гостями, сказал, что "протягивает руку дружбы" новым членам ЕС, назвав расширение закрытием одной главы в европейской истории и началом новой.

Председатель Еврокомиссии Романо Проди назвал 1 мая историческим и радостным днем.

 

Радость и неуверенность

Евросоюз, с населением в 455 млн., стал крупнейшим торговым рынком в мире.

В столицах и городах новых членов ЕС прошедшей ночью сотни тысяч заполнили площади полюбоваться на огни фейерверков и послушать "Оду к радости" Бетховена - официальный гимн ЕС.

По словам корреспондента Би-би-си Тима Фрэнкса, некоторые энтузиасты даже сравнивают расширение с созданием великой империи, называя его событием века.

Многие из новичков ЕС - небогатые страны с короткой новой историей демократических институтов. Некоторые из них еще 10 лет назад даже не были отдельными государствами. И они видят во вступлении в ЕС некое обещание новых возможностей, стабильности и процветания.

И хотя это действительно большой день для всей Европы - это только начало пути, подчеркивают наши корреспонденты в новых странах Евросоюза.

Государства-старожилы - в сомнениях по поводу иммиграционной политики, по поводу нового баланса сил в ЕС и, конечно, относительно уже встающего на горизонте вопроса: кого принимать следующим?

 

"Никогда не будет войны"

Один из создателей новых контуров единой Европы бывший канцлер Германии Гельмут Коль даже прослезился, когда выступал на церемонии в городе Циттау, что граничит одновременно и с Польшей, и с Чехией.

"В Европе больше никогда не будет войны", - сказал он.

40-летний бизнесмен из Варшавы Марек Вос тоже доволен.

"Мы больше не будем людьми второго сорта из второсортной страны", - считает он.

 

Будет ли "Ода к радости" вторым гимном России?

Константин Эггерт, Би-би-си

"Ода к радости" Фридриха фон Шиллера, положенная на музыку Людвигом ван Бетховеном, с 1 мая станет вторым гимном еще для 10 стран - новых членов ЕС. Ведь Девятая симфония Бетховена - официальный гимн Европейского союза.

В России расширение ЕС, которое в 90-е годы казалось чем-то далеким и не очень важным, сегодня вызывает у правящего класса самые противоречивые эмоции. Президент Путин утверждает, что Россия не боится расширения Союза, но при этом призывает избежать нового разделения Европы "эвентуальными берлинскими стенами".

В то же время российские политики, бизнесмены и эксперты невольно примеряют на себя европейское платье и задаются вопросом, стоит ли России самой попробовать вступить в ЕС.

Для тех, кого принято называть элитой, это вопрос прежде всего политический. Для либералов сближение с Европой - надежда на преодоление Россией вековой инерции авторитаризма. Лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский на вопрос, должна ли Россия стремится вступить в Европейский союз, отвечает: "Обязательно, но для этого потребуется 25 лет".

Явлинский считает, что перед этим России нужно создать новую политическую систему, построенную на разделении властей, свободе прессы, независимости судов, гражданском контроле за спецслужбами, разделении бизнеса и власти. Как говорит лидер "Яблока", "это будет означать, что ценности и принципы Европейского союза уже реализуются в России. Но до этого пока далеко".

Для государственников, таких, как экономист Михаил Делягин, вошедший недавно в левонационалистический блок "Родина", присоединение к ЕС - несбыточная и даже ненужная иллюзия.

" Болгария может рассчитывать войти в Евросоюз, Белоруссия может надеяться - она там была в XV веке. Россия никогда не была Европой, потому что она - не Европа. У нее другое мышление, другая цивилизация, другое отношение к принципам. Мы должны сотрудничать с Европой и заимствовать у нее самое лучшее, но при этом Россией никогда не будут управлять из Брюсселя" - утверждает Делягин.

 

Равноправный партнер

Владимир Рыжков, депутат Государственной думы

Традиционные для российских политиков ссылки на специфику менталитета и нежелание отдавать суверенитет бюрократам Еврокомиссии в Брюсселе далеко не все принимают за чистую монету.

Стивен Сестанович был высокопоставленным сотрудником государственного департамента при президенте Клинтоне. Он отвечал за отношения с Россией и СНГ.

По мнению Сестановича, "российские лидеры так сдержанно относятся к идее вступления в ЕС, потому что понимают - чтобы вступить в Союз, страна должна быть полноценной демократией. А они, то есть российские политики, не уверены, может ли их страна стать настоящей демократией, более того, хотят ли они этого? Можно не желать вступить в ЕС - это нормально, и не вызывает беспокойства. Но прохладное отношение российских политиков к демократии не беспокоить не может".

В самой Европе тоже нет единства мнений по поводу того, к чему стоит стремиться в отношениях с Россией. Французский политолог Тьерри де Монбриаль убежден, что членство России в ЕС не только возможно, но и почти неизбежно.

"Если Россия всерьез считает себя европейской страной, рано или поздно она станет кандидатом в члены Союза. Я не могу себе представить, что в ЕС войдут Турция, Украина и Белоруссия после ухода Лукашенко, а Россия обречена навеки быть за воротами ЕС", - уверен Тьерри де Монбриаль.

Эксперт Королевского института международных отношений в Лондоне Бобо Ло, напротив, убежден, что России даже выгодно оставаться самой по себе, потому что она считает себя равноправным партнером Европейского союза, по крайней мере, в геополитическом смысле.

"Вступление сделает Россию просто одним из многих членов Союза. Но российское политическое сословие считает, что его страна достойна большего", говорит политолог.

Владимир Рыжков - депутат Государственной думы и один из основателей объединения политиков и экспертов под названием "Россия в объединенной Европе". Он считает, что пока вообще не стоит заводить дискуссию о том, вступать или не вступать России в ЕС.

"Я бы действовал шаг за шагом, решая одну конкретную проблему за другой, - предлагает Рыжков. - Мы должны максимально расширить поле российско-европейской интеграции. А уж потом, лет через 10, можно было бы решать, хотим мы стать полноправными членами ЕС или нет. Но эти десять лет нужно посвятить не философским дискуссиям о том, европейцы мы или нет, а конкретным интеграционным, инфраструктурным, экономическим и гуманитарным проектам, которые помогли бы сделать и Россию, и ЕС сильнее и богаче".

И противники, и сторонники идеи вступления России в ЕС сходятся на том, что это в любом случае вопрос не завтрашнего, и даже не послезавтрашнего дня. А значит "Ода к радости" в ближайшие годы так и останется для жителей огромного пространства от Калининграда до Находки только тем, чем еще пару десятков лет назад была для всего мира - просто Девятой симфонией Бетховена.

Мы должны максимально расширить поле российско-европейской интеграции. А уж потом, лет через 10, можно было бы решать, хотим мы стать полноправными членами ЕС или нет.