Text Box: Увеличить 
А.И. Цветаева 
(1988 год)
Подвижникам Русского Духа

Лирические Аллеи

Духовный долг и важное начинание на американской земле

Анастасия Ивановна была дорогим и близким, в судьбе сыгравшим, без всякого сомнения, заглавную роль, человеком... Сегодня, в 10-ю годовщину, мы пришли исполнить святой Долг памяти и правды... Радость сквозь слёзы, улыбка над собственной грустью воспоминания, осмысление, чудо Встречи...

 

I Юбилейная осень

Осень-2003 в Мэриленде началась классически празднично. Лето не было засушливым; зелень парков и аллей вдоль дорог выглядит вполне пышно и свежо; флоксы, душистый табак, незабудки у домиков радуют глаз и наполняют лёгкие летними медовыми ароматами.

 

Да солнышко уж не жжёт, ровно сея тем самым, приглушенным светом, который нарекли в народе нашем бабьим летом. В воздухе носятся паутинки, около озёр, над перелесками вдруг взмоют в синеву птичьи клинышки. Всё напоминает о готовности природы к неотвратимому. Это властная госпожа Осень стучит в окна, кружит голову прозрачностью небес, студит сердце грустным шопотом одиночества и грядущих разлук...

 

Слава Богу, жизнь продолжается несмотря на ураганы (Катрина), пержитые в этом году, глобальные катаклизмы, бесконечные проблемы, тревоги, переживания. Эта осень для нас особенная ещё и потому, что в начале октября исполняется 10 лет нашего открытия Америки в 1993-м.

 

Поэтому так обрадовал звонок поэта и барда Юлия Зыслина, пригласившего принять участие в литературной встрече, на Аллее русских поэтов, в Вашингтоне. Встреча посвящается творчеству русского писателя и поэта Анастасии Ивановны Цветаевой, сестре поэта Марины Цветаевой и Друга нашей семьи. Мероприятие намечено, как нельзя более кстати, на 7-е сентября.

 

Жизнь полна порой странных совпадений. Позвольте объяснить, почему кстати. 5-го сентября 1993-го года, за месяц до трагического, под лязг гусениц Кантимировской дивизии на Каменном мосту и клубы чёрного дыма над Москва-рекой нашего отлёта из России, Анастасия Ивановна Цветаева, в возрасте почти 99-ти лет, завершила свой жизненный путь на земле и мирно отошла к Богу в родном городе Москве. Отпевание состоялось в церкви Святителя Николая в Пыжах, на Большой Ордынке. Её похоронили на Ваганьковском кладбище, в уголке с родными и близкими.

 

Анастасия Ивановна была для нас дорогим, близким, а в моей личной судьбе сыгравшим, без всякого сомнения, заглавную роль, Другом. Благодаря её советам и наставлениям начались мои литературные труды, свершился единственный выбор. К великому сожалению, мы не смогли проститься с дорогим человеком: весть дошла поздно, да и предотъездных хлопот всей семьи на другой континент было, как вы можете себе представить, через край. Я посылала стихи, что-то искреннее, о плывущем в океане Корабле; потом передали, что их читали, как прощание. В этом же юбилейном году похлопотали заранее и были сердечно благодарны отцу Анатолию, настоятелю Успенского храма в Вирджинии, согласившемуся отслужить панихиду 5-го сентября, в пятницу, как раз в Годовщину.

 

Пятница день рабочий, на большое количество народа расчитывать не приходилось; но как важно помянуть именно в этот день. Батюшка понял и любезно пошёл навстречу. Так что следующие дни, 6-го и 7-го сентября, оставались свободными для общения и встреч, что внушало много радостных надежд и ожиданий, создавало атмосферу праздника. Праздник это же всегда так кстати!

 

II Carpinus betulus

Аллею поэтов в 2000-м году заложила в Вашингтоне группа энтузиастов-любителей русской словесности, во главе с автором этой интересной идеи, куратором Музея Русской Поэзии 19-го века и хранителем уникального фонда раритетов, Юлием Зыслиным. Мы неоднократно посещали Музей, расположенный в небольшой квартире Юлия в Роквилле, а вот Аллеи, которой он так гордился и о которой столько рассказывал, посетить пока не успели.

 

А находится она в самом центре столицы США, рядом с Русским Посольством и Свято-Николаевским храмом, что на Массачуссеттс авеню, и представляет собой череду молодых, необычайно стройных и ярких деревьев-подростков, довольно редкой здесь породы европейской берёзы, или граба. У каждого деревца имеется своя особая табличка-посвящение, на которой указаны имя, годы жизни и основные вехи пути пяти выдающихся поэтов конца 19-го начала 20-го веков: Николая Гумилёва, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Марины Цветаевой.

 

Почему именно они, спросите вы? Почему именно этим поэтам доверено представлять здесь, на Американской земле, всё лучшее, что являет собой русская поэзия? Почему не Пушкин, не Лермонтов, не Некрасов, наконец? Трудно однозначно ответить на данный вопрос, но наверное дело здесь прежде всего, в особенностях того времени и внутренней созвучности ему данных поэтов. В конце 19-го века Россия резко меняла свой исторический Путь; в ней свершались глобальные катаклизмы и потрясения, рушились устои, гибли люди, исчезали с лица земли привычные нравы и обычаи. А эти пятеро хранили верность Слову, старым Библейским истинам и собственному пути. Они не предали, не отступили, не сломались до самого конца.

 

Поэт в России больше, чем поэт. Чтобы выстоять, сотворить свой путь, взрастить для потомков своё горчичное семечко, ему как минимум надо быть борцом, илиёй муромцем, настоящим титаном. Потому наверное, и являются эти личности для нас сегодня не просто талантами, но именно героями, патриотами Вечной России, носителями её непобедимого духа. Они равно олицетворяют собой редкое мужество и всё самое лучшее, что присуще высокому званию Человек. Их имена и краеугольный камень культуры, и зеркало наших душ, не дающее забывать или потерять сокровище, куда бы ни забросила неласковая судьба.

 

Выбранные Ю. Зыслиным поэты Серебряного века и классичны, и каждый по-своему революционны: они творил свой путь, каждый внёс особый вклад в сокровищницу литературы и поэзии. Они интернациональны, в самом прекрасном смысле этого слова: путешествуя, проживая какое-то время в разных странах, впитали в себя всё лучшее, что увидели на чужой земле, и через творчество дарили всем. Поверх грохота пушек и залпов аврор, над пожарищами, сквозь небывалый накал ненависти и вражды они призывали любить Красоту, удивляться и служить её одной.

 

Так мы понимаем выбор Юлия, и одобряя всем сердцем, любим Музей Пяти поэтов Серебряного века. Любим и его самого уловившего эту трагическую, пронзительно-грустную и главную ноту их единства и Единения. Да, Юлий уловил, организовал, выстроил в монолит и всесторонне представляя, служит славному цеху вечности преданно, с искренней радостью посвящённого и поэта. Обожаем милую Светлану, сподвижницу и Музу, изысканную и простую одновременно. Всегда помним добрую маму, Фруму Исаковну, с любовью помогавшую сыну в его трудах и проблемах.

 

Деревца Аллеи поэтов выглядят чудесно: задорные, элегантные, с густой яркой зеленью как зажжённые свечи. Вскоре под каждым из них появится и мраморная памятная дощечка, на которую можно будет положить букетик цветов, постоять, вспомнить дорогие имена, события, строчки. Сотворил это диво, это начинание наш с вами соотечественник, как и мы приехавший в эту страну и преданно сохранивший в душе отсвет чуда. Переходя от деревца к деревцу, касаясь и вдыхая свежесть и красоту, разговариваешь с каждым из Пяти и невольно начинаешь ощущать реальную жизнь и преображение всего, что ими сотворено и оставлено людям.

 

Carpinus betulus из семейства берёзовых, так называется порода этих поэтических деревьев. Древесина граба относится к сорту особо прочных; скрученность её волокон является причиной того, дерево плохо поддаётся механической обработке. Символичный выбор, не правда ли: вроде наша русская берёзка, да вот с обработкой туго. Зато сколько изысканности, красоты. Лучшего памятника Поэзии и Поэту, столь точно передающего суть, живую и живительную силу Слова трудно представить.

 

Марина когда-то назвала своё посвящение М. Волошину: Живое о живом. Именно так и выглядят стройно парящие в синеве деревца американской Аллеи русских поэтов. Юная вечность сама Поэзия!

 

Кстати, А. С. Пушкину в Вашингтоне совсем недавно установлен прекрасный монумент, об этом событии позже стоит рассказать подробней. Дерева в честь Анастасии Цветаевой на Аллее пока нет. Основой её творчества были эпическая проза, переводы, в основном с английского, рассказы, портретные зарисовки современников. Поэтическая муза касалась и её, безусловно отмеченного печатью высокого дара чела, но стихи, в отличии от Марины, Анастасия писала довольно редко.

 

Тем отрадней было увидеть в руках Юлия первый сборник поэзии именно Анастасии, в котором собрано около 100 её стихотворений на русском языке и выход которого приурочен к 10-летию со дня кончины писателя. Может и ей, искренне следовавшей всю свою жизнь высокому званию и предназначению русского Поэта, но исполнявшего этот долг в великолепной цветаевской прозе, может быть и Асе Цветаевой благодарные потомки посадят здесь такое же, трогательно стройное и царственно пышное деревце? Кто знает. Но позвольте продолжить по порядку.

 

III Храм в Вирджинии

Успенская церковь отца Анатолия расположена в лесистой местности городка Стаффорд, недалеко от Вашингтона. Постороена она в 2000-году силами, энтузиазмом и мужеством всей семьи Трепачко: матушки Ирины, двух сыновей: отца Ивана, диакона Николая, снохи матушки Нины и очаровательных внуков. Батюшка не только строил храм, но и своими руками расчищал территорию вокруг, убирал подлесок, расчищал лианы, вековые залежи бурелома. Это был тяжкий труд, но дружная семья три богатыря вместе смогли всё преодолеть. В этой церкви удивительно абсолютно всё. Прежде всего, сам её дух, её скромность, необычность оформления, красота дубового парка вокруг, так напоминающего псковское Михайловское.

 

Отец Анатолий большой знаток и любитель русской словесности, поэзии, особенно поэзии А.С. Пушкина. Его родной брат, отец Игнатий, был иеромонахом Свято-Троицкого монастыря (Jordanville, NY), учителем Духовной Семинарии и в высшей степени этого слова, православным интеллигентом. Долгие годы именно он являлся главным редактором Православной Руси, издававшейся в Джорданвилле. К великому сожалению, рано скончался буквально сгорел, как свеча, на тяжкой работе в печатной, где слишком влажная атмосфера и высокие концентрации свинца типографской краски оказались губительны для его лёгких. Отец Игнатий истинный подвижник Слова, до последнего вздоха преданно служивший Православию, делу возрождения России. Светлая ему память! Пусть наши дети и внуки никогда не забудут тех, кто строил Русскую Америку, не щадя сил и самой жизни.

 

Церковь располагается в доме, на высоком холме. Живописная дорожка бежит среди громадных деревьев и упирается в дверь с серебряным куполом, украшенный небольшим православным крестом. Сюда мы и приехали с Юлием и Светланой в 11 часов дня 5-го сентября. Нас уже ждали. Мы достали портрет Анастасии Цветаевой, необходимые записочки, поминальные сладости, зажгли свечи, и отец Анатолий приступил к молитвам. Матушки Ирина, Нина и я подпевали.

 

В течение панихиды неоднократно прочитывались имена всей семьи Цветаевых: рано ушедшей из жизни матери Марии Александровны, трагически погибших в годы Гражданской и Отечественной войн детей: Ирины, Алексея, Георгия; убиенных Марины и Сергея Эфронов, других трагически погибших родных. Сердце невольно сжималось осознанием страшной цены, которую заплатила эта семья, давшая миру столько ярких талантов, совершенно уникально послужившая мировой культуре.

 

Наконец-то спаведливость восстановлена, и мы понимаем суть трагедии 31 августа 1941: Марину Цветаеву оклеветали её же убийцы, совершившие это жуткое преступление в угоду безбожному режиму. Сегдня, в 10-ю годовщину смерти её сестры, мы пришли сюда исполнить не только долг памяти, но и покаяния в равнодушии, духовной слепоте, вольном и невольном зле, которое сотворили душе поэта в её посмертии.

 

Последний день Успения Божией Матери, сине-золотая Её Плащаница ещё посередине зала; букет белых роз подношение на великий праздник, душистая земная дань небесной красоте. Запах ладана и свечей, отстветы пламени на скобных и торжественных лицах, грусть и благодарность. Не покидает ощущение таинственной значительности, важности всего происходящего сейчас и здесь. Не хочется покидать храм, переполнен ощущением близости, скрещения судеб дорогих тебе людей. Батюшку заинтересовала надпись на Библии, рукой Аси Цветаевой, на 96-м году жизни. Мы долго беседуем, под пристальными взорами святых о русской истории, литературе, об удивительных судьбах и событиях, о будущем Русской Америки.

 

Кутья окзалась наредкость вкусной. Как радостно было окунуться в трепет осеннего солнца и пение птиц во дворе баснословно прекрасный день! Тепло распрощавшись с милым семейством, под шелест огромных дубов этого удивительного русского уголка в Вирджинии, трогаемся в неблизкий путь назад, в Роквилл. Вот они, реалии американской действительности: здесь не забежишь в храм поставить свечку, как в России. Это целая история, с приготовлениями, картами и маршрутами, едой и бензином, точным раскладом времени не пропустить свой экзит, не опоздать за детьми, и со стопрцентным дорожным стрессом.

 

И всё-таки главное, чтобы в конце пути был храм, чтобы двери его были открыты, чтобы тебя ждали. Главное чувство причастности тому великому грустному Чуду, которое мы храним в сердце и зовём родиной, Россией. К слову сказать, умела ли Россия ценить достойно то, чем была так щедро одарена, чем наградил её Бог? Забежать в храм, поставить свечку те ли вообще это слова и чувства, которыми привыкли мы оперировать страшно это произносить, по отношению к Всевышнему? За Любовь достойно страдать, достойно отдать жизнь; пользоваться же Ею бессмысленно и неблагоговейно означает осуждать себя на вечную гибель. Не эта ли именно трагедия произошла с Россией прошлого уже XX-го века?

 

В уютном Музее Юлия и Светланы в Роквилле состоялся настоящий поминальный обед с водкой, русским борщом, воспоминаниями, планами на будущее. Мы вдруг ощутили себя Семьёй, братьями и сёстрами того светлого, высокого, радостного Духа, которым наполнена жизнь, пронизано творчество всей семьи Цветаевых. На одной из проповедей в Успенском храме отец Анатолий говорил о том, что Христианство это начало Человечности, человеческих отношений, правильного подхода, взгляда людей друг на друга, когда ты ощущаешь себя членом большой Семьи, где все различны, но каждый играет свою, особенную, важную роль. В этой Семье уважают и ценят друг друга, относятся с пониманием и любовью вслушиваются. Так получается Музыка, как в большом хоре.

 

День 7-е сентября выдался таким же солнечным. Всё удалось на славу: и поэзия, и рыбный поминальный пирог, и новые встречи. Не удивительно ли, что исполнение долга памяти приносит столько радости, столько неповторимых эмоций, даже вдохновения. Есть над чем подумать, любезные господа литераторы! О перепитиях истории, о необходимости единения духовности и культуры, о приоритетах творческого сознания, о вечном и сиюминутном о многом, многом другом. Да, жизнь продолжается, и всё настоящее в ней вечно и молодо, как эти деревца Аллеи Пяти поэтов, как Пушкин, как наши неувядающие Цветаевы. А здесь, на американской земле, поэту дарована свобода. Это ли не повод для праздника? Для настоящего торжества не снившегося ни Александру Сергеевичу, ни пяти его гениальным последователям?

 

Повод для радости безусловно весомый. Только радоваться мы будем сдержанно, не забывая о великих жертвах, о Долге, о трудностях и испытаниях, ради которых человек приходит в этот мир, чтобы обрести свой собственный путь к храму, стать сильнее и мудрее.

 

Фотогалерея Дни памяти семьи Цветаевых ( 5 7 сентября, 2003 года)

 

Кликните в картинку для увеличения ● Кликните в картинку для увеличения ● Кликните в картинку для увеличения

AlleyPoet

Культурно-спортивный центр в Вашингтоне

AlleyPoet1

Фрагмент экспозиции Аллеи поэтов

AlleyPoet2

Вступительное слово организатора

AlleyPoet3

Ю. Зыслин читает стихи Анастсасии Цветаевой

AlleyPoet4

Поэты иногда умеют стряпать. Памятный рыбный пирог понравился всем

AlleyPoets5

Ирина и Татьяна почитатели русской поэзии

AlleyPoets6

Юность поэта

AlleyPoets7

Михайловское в Вирджинии

AlleyPoets8

Юлий и Светлана Зыслины

AlleyPoets10

Успение: розы и апельсины

AlleyPoets11

На панихиде по семье Цветаевых

AlleyPoets14

О. Анатолий (Трепачко)

AlleyPoets15

У Плащаницы Божией Матери (о. Анатолий, матушки Ирина и Нина)

AlleyPoets16

Беседа после панихиды

AlleyPoets17

Свеча Русской Америки

 

 

 

 

 

 

 

 

LUCH 2003