"Мой брат сопротивлялся распаду страны"

 

17.03.06, Московские Новости, Дмитрий Старостин

Старший брат Слободана Милошевича Борислав МИЛОШЕВИЧ, в 1998 2001 годах был послом Югославии в России. После смены власти в Югославии остался в Москве, где работает консультантом частной компании и дружит со многими действующими и отставными политиками. Изначально темой нашей беседы была ситуация в Косово. Однако после известия из Гааги о смерти младшего брата у Борислава Милошевича случился сердечный приступ, и заканчивать интервью пришлось уже в Центре имени Бакулева. Вылететь на похороны из-за состояния здоровья Борислав Милошевич не смог.


По вашему мнению, отчего умер Слободан Милошевич?


Моего брата довели до смерти, отказывая в лечении. Лео Бокерия сказал, что у брата было простое сужение одной из артерий, которое можно было устранить в результате простейшей операции, даже без вскрытия грудной клетки. Однако Слободана не лечили и не позволили лечить другим. Еще 4 ноября прошлого года группа независимых врачей, состоявшая из россиянки, француженки и серба, признала состояние моего брата критическим и потребовала его немедленного лечения в специализированном учреждении. Это подразумевало не только таблетки от гипертензии, которые Слободан получал в Гааге, но полноценный комплекс лечебных мер, включая возможное оперативное вмешательство. Если бы это было сделано, брат был бы жив.


Какой вердикт может вынести история Слободану Милошевичу как политическому деятелю?

На этот вопрос отвечать рано, истории требуется больше времени. Возьмите Сталина. Через 50 лет после того, как Хрущев развенчал его, ваше общество глубоко разделено в оценках роли Сталина. Одни считают его преступником, другие - величайшим политиком, создателем огромной империи. Слободан Милошевич, несомненно, хотел сохранить "большую Югославию", в пределах которой жили бы все сербы, включая сербов Хорватии, Боснии и Герцеговины, но также и все хорваты, и все югославские мусульмане, которых, кстати, в Сербии проживало больше, чем в Боснии и Герцеговине.

 

Югославию разрушили доморощенные сепаратисты и иностранные державы в своих геополитических целях. Они развязали гражданские войны, в которых, как известно, невинных не бывает. Они вошли в союз с террористами на юге Сербии, чтобы добиться появления войск НАТО в Косово и Метохии (Космете). Слободан как человек, сопротивлявшийся распаду страны, попыткам Запада ее расчленить, был для них препятствием, и его решили уничтожить. И уничтожили с помощью политического трибунала НАТО в Гааге.


Сохранится ли теперь вообще Гаагский трибунал?


Я давно говорил, что под натиском международной общественности этот "трибунал" лопнет, теперь для этого еще больше шансов. Госдума России единогласно и очень резко высказалась против трибунала. Еще в бытность послом России в ООН Сергей Лавров официально заявлял, что Гаагский трибунал с самого начала был политизирован и имел явно антисербский уклон. Трибунал фактически пытался возложить всю вину на один народ, при этом произвольно меняя в своих целях сложившуюся систему международного права. Но на данный момент американцы нуждаются в таких судах и будут их создавать для непокорных лидеров и непокорных народов.


Хочу напомнить и о том, что как раз в эти дни проходят слушания в Международном суде ООН по делу "Босния и Герцеговина против Югославии" (ныне Сербия и Черногория). Целью этого дела является возложение ответственности за геноцид в Боснии и Герцеговине на государство Сербию и Черногорию.

Считаете ли вы, что ваш брат несет ответственность за потерю Сербией Косово и Метохии?

Официальные лица на Западе часто заявляют, что, вот, мол, Слободан Милошевич "потерял" Косово и Метохию, и Сербия за это должна "платить" сдачей края. А многие политические силы в Сербии черпают энергию для своего выживания из тотальной демонизации Слободана Милошевича и недавнего прошлого своей страны. Для них это панацея от всех бед.

 

Как будто не существовало тех пяти лет после смены власти в стране, за практические результаты которых отвечать должны совсем другие люди.


Посудите сами: в Косово и Метохии многие десятилетия царит албанский сепаратизм. В 1968 году Тито был вынужден послать туда две дивизии для подавления мятежа, вожди которого, не без иностранного воздействия, стремились под лозунгом "Косово республика" к отделению края (тогда он еще был областью) с последующим присоединением его к Албании. Тогда одно лишь появление этих войск усмирило мятежников, боевых столкновений не было.

 

В 1981 году, после смерти Тито, все повторилось, и руководство страны было вынуждено ввести в Космете чрезвычайное положение. И все время сербское население под давлением уходило из Космета. Причем здесь Милошевич, которого тогда в политике не было? Просто наша конституция какого-либо отделения не позволяла и не позволяет сейчас. Тем более, этот вопрос не имеют ни малейшего права ставить албанцы, которые совсем рядом имеют свое независимое национальное государство.

В конце 1990-х к сепаратизму присоединился терроризм, а также вмешательство в наши дела западных держав по сугубо геополитическим причинам. Достаточно напомнить, что пресловутая "Армия освобождения Косово", которая во многом финансировалась из средств от наркоторговли и даже у американцев некоторое время числилась террористической организацией, уже в 1998 году была объявлена "освободительной" организацией теми же США. НАТО де-факто вступило в союз с этой организацией с целью размещения войск альянса на территории Югославии. А что касается государственного руководства Югославии во главе с Милошевичем, то оно просто защищало территорию страны от сепаратизма и терроризма. И имело на это все права.


Считаете ли вы возможным признание правительством Сербии независимости Косово и Метохии?

Я считаю признание независимости Косово и Метохии неприемлемым для правительства Сербии любой политической ориентации. Сербия имеет право владения Косметом, что абсолютно бесспорно по всем международным договорам уже целый век. Никто в Сербии не имеет мандата уступать или иначе распоряжаться государственно-территориальной принадлежностью южного сербского края, в котором зародилась духовность нашего народа и в котором по сей день размещается патриархия Сербской православной церкви. Не думаю, что в Сербии найдется хоть один государственный орган или уполномоченное должностное лицо, которое осмелится поставить свою подпись под "соглашением" о независимости края.


Однако трудно отрицать, что де-факто Сербия никак не контролирует происходящее в Косово и Метохии.

То, что Сербия сегодня лишена атрибутов государственности в собственном крае, является результатом нелегитимных действий албанских сепаратистов, неисполнения или нарушения международных договоров и документов ООН, реализации политики "свершившегося факта". Сербия никогда не должна согласиться с таким положением дел, прежде всего формально. Если же отделение Космета будет силой навязано Сербии, то она не будет нести ответственности за последствия, за будущее, поскольку история ведь на этом не заканчивается. Отделение создаст опаснейший прецедент, последствия которого не может спрогнозировать никто.


Сербия должна стремиться к тому, чтобы найти способ бескровного возвращения атрибутов своей государственности в край, прежде всего обеспечить безопасный возврат туда сербов и других изгнанных неалбанцев, их свободное и безопасное проживание в крае, общую нормализацию жизни в Космете на базе уважения к нормам международного права.


До трагических событий 1999 года существовал план раздела Косово и Метохии. Часть края к северу от реки Ибар до сих пор населена преимущественно сербами. Можно ли вернуться к этому плану сегодня?


Подобные идеи Белграда, которые недавно обсуждались вновь, были отклонены так называемым международным сообществом. Было решено, что раздела края между сербами и албанцами не будет.
Патриарх Алексий II в ноябре прошлого года высказал опасения, что в случае объявления независимости Косово сербским монастырям и другим культурным памятникам на этой территории грозит гибель. Я вполне согласен с опасениями Его Святейшества.

 

Конечно, поборники независимости края будут говорить, что они гарантируют сохранение памятников, их восстановление. Но до сих пор ничего не сделано. Наоборот. Ведь храмы не уничтожались только бомбами и ракетами НАТО. Их взрывали, поджигали, грабили албанские террористы, в частности, после входа в край международных сил в июне 1999 года. В Космете уже разрушено почти 160 православных храмов и других наших святынь. В присутствии многотысячного военного контингента Сил для Косово и ооновской администрации только в марте 2004 года, когда край "дочищали" от сербов, было разрушено более 30 храмов. Среди них шедевры средневековой православной культуры.


Каково ваше мнение о плане главы миссии ООН в Косово Серена Ессена-Петерсена, предусматривающем восстановление 48 православных и 14 мусульманских памятников на территории Косово и Метохии?


Несколько дней тому назад правительство Сербии потребовало от этого джентльмена, чтобы на основе своих полномочий, вытекающих из резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, он не допустил избрание Агима Чеку на пост премьер-министра Косово и Метохии, потому что против него в Сербии имеется обвинительный акт за военные преступления. Г-н Ессен-Петерсен сказал, что не будет препятствовать этому избранию.

 

Также напомню, что в конце 2004 года, когда правительство Сербии просило его не допустить избрания одного из главных террористов Космета Рамуша Харадиная на пост премьер-министра, то он ответил, что власти Косово, избранные на демократических выборах, имеют право самостоятельно избирать своих руководителей. Кстати, данный террорист обвинялся Гаагским трибуналом, сам явился в Гаагу, был быстро освобожден из-под стражи, и трибунал ему позволил заниматься политической деятельностью в Косово. Вот и судите сами об объективности г-на Ессена-Петерсена!


Что касается плана, то я об этом ничего не знаю. Никто не может быть против восстановления памятников. И я, разумеется, не против. Но о его условиях не могу судить.


Может ли отделение Косово стать шагом к созданию Великой Албании?


Разумеется. Все к этому и идет. Сегодня на Балканах албанцы являются самым динамичным и экспансивным национальным элементом. К тому же планы создания Великой Албании вынашиваются больше века. Налицо также геополитические интересы отдельных держав. Как вы думаете, македонскому правительству удастся сохранить унитарность своего государства, или под давлением албанского фактора опять произойдет кризис, который приведет к формальному образованию македонской федерации, уже существующей де-факто? Для начала, разумеется. Ведь там тоже не слабые сепаратистские тенденции, да и действует так называемая Албанская национальная армия.

То же относится и к Сербии, в которой извне подстегивают сепаратизм, в Санджаке, в самой Южной Сербии, где есть районы с преимущественно албанским населением, в Воеводине. Выходит, что в Сербии сербы оказываются национальным меньшинством! Абсурд! В Сербии именно албанцы нацменьшинство, а сербы государствообразующий народ. По-другому быть не может.


Следует ли властям Сербии в случае одностороннего провозглашения независимости Косово объявить край оккупированной территорией?


Такое предложение было недавно введено в политический оборот крупнейшей оппозиционной партией Сербии Радикальной. Считаю, ни одно серьезное государство не может опуститься ниже определенного порога такого, как защита суверенитета и целостности своей страны. В противном случае это капитуляция. Если в Косово хотят узаконить способ отторжения законной сербской территории, полагая, что Сербия на коленях, то я бы считал уместным говорить и об оккупации. По крайней мере, в смысле серьезного предупреждения международному сообществу о том, что свою территорию Сербия должна защищать и что никакая политика "свершившегося факта" и шантажа неприемлема.

Я не считаю, что исчерпаны все средства мирного урегулирования проблемы Косова и Метохии. Есть договоренности от 3 июня 1999 года, Кумановское соглашение и Резолюция 1244 Совбеза ООН. Сербия должна настаивать на соблюдении данных договоренностей.


Хочу напомнить, что президент России также считает нужным применение в косовском урегулировании "универсальных международных принципов" и что в этом не должно быть никакой "уникальности". Москва этим оказывает Белграду существенную поддержку. Мне думается, что этого хочет сербское правительство, г-н Воислав Коштуница. Хотя очевидно, что правительство в этом не едино. Если Белград дрогнет, тогда... Бессмысленно помогать тому, кто сам себе не помогает.

 

http://www.mn.ru/images/2006/9/14-1.jpg

 

 

 

 

 

 

 

LUCH 2006