Цивилизациям надо вести диалог.

 

ВЕДУЩИЕ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЫ ПРОТИВ МЕЖДУНАРОДНОЙ АГРЕССИИ

 

Text Box:  ООН предложат "Совет цивилизаций". МОСКВА, 28. 03. 2006 | Страна.Ru

Участники встречи Группы стратегического видения (ГСВ) "Россия исламский мир" намерены обратиться к генеральной ассамблее ООН о введении в учебные программы стран мира курса о толерантности, веротерпимости и уважительного отношения к различным культурам.


"Стоило бы подумать о специальной резолюции Генассамблеи ООН на этот счет. Реализация такого проекта явилась бы практическим вкладом в процесс налаживания диалога цивилизаций не на словах, а на деле", говорится в заключительном коммюнике первой встречи ГСВ, прошедшей 27 28 марта в Москве.


Группа намерена также обратиться к генеральному секретарю ООН с предложением создать на постоянной основе консультативный орган "Совет цивилизаций" для продвижения идей межцивилизационного партнерства. "Это несомненно поможет обеспечению мира и процветания и станет серьезным шагом в совместной борьбе с негативными и агрессивными международными политическими тенденциями.


Председатель первой встречи Группы стратегического видения, глава Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков заявил, что все участники встречи осуждают любые проявления агрессии и терроризма, в том числе и исламский экстремизм. Примаков дал высокую оценку прошедшему в Москве форуму. По его словам, участники встречи убеждены, что сложение потенциалов и ресурсов России и исламских стран способно стать реальным конструктивным фактором международной политики и мировой экономики.


Отвечая на вопрос о возможном присоединении США к ГСВ, Примаков сказал: "Для этого необходимо, чтобы США либо приняли ислам, либо вошли в состав России". Об этом сообщает РИА "Новости".

 

Демократия не товар на экспорт* МОСКВА, 28.03.06, ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ, Елена Супонина

Выступление Евгения Примакова было самым резким, критике подверглись США и Израиль. Примаков говорил о бездумном стремлении самого мощного представителя западной цивилизации экспортировать свою модель демократии, причем "США не считаются" ни с историей этих стран, ни с многовековыми традициями, ни с мировыми тенденциями и принципами международного права. Демократия это не товар на экспорт. Ирак уже стал, а Сирия и Иран могут стать объектом этого насильственного экспорта, заявил бывший премьер и экс-глава МИД России. Ирак стоит на пороге шиитско-суннитской гражданской войны.

 

В Москве сегодня продолжится первая встреча необычной группы, с легкой руки президента Торгово-промышленной палаты Евгения Примакова названной группой стратегического видения Россия исламский мир.

 

Это одна из самых представительных конференций на тему диалога цивилизаций. Вчерашнее заседание в Центре международной торговли вел Евгений Примаков, а затем президент Татарстана Минтимер Шаймиев (завтра он едет с визитом в Сирию, Саудовскую Аравию и Кувейт). Сегодня роль ведущего перейдет к известному писателю, послу Киргизии в Бенилюксе (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) Чингизу Айтматову. Выступит и президент Чечни Алу Алханов.

 

Расширение многоплановых связей с исламским миром один из важнейших приоритетов российской внешней политики, сказано в обращении Владимира Путина к участникам встречи. Президент отметил, что Россия даже получила статус наблюдателя в Организации Исламская конференция. (ОИК, куда входят 57 государств, создана в 1969 году. Россия стала наблюдателем в июле 2005 года.)

 

Россия является уникальным мостом между Европой и Азией. Как заметил епископ Егорьевский Марк, и мусульмане, и христиане в советское время вместе страдали от безбожного атеистического режима. При этом епископ отметил, что все-таки Россия православная страна и 80% населения относят себя к православной церкви. В интервью Времени новостей отец Марк сказал, что считает завышенными прозвучавшие на встрече данные о численности мусульман в России (20 млн человек): На самом деле меньше 10 миллионов.

 

Участники единодушно раскритиковали теорию столкновения цивилизаций американского профессора Сэмуэля Хантингтона.

 

Ответ на это: конфронтации цивилизаций нет, а цивилизациям надо вести диалог. Еще одна мысль: терроризм не порождается исламом как религией, равно как не порождается другими религиями. Но исламский экстремизм существует, и одна из задач (а такие встречи станут регулярными) исследовать причины этого явления.

 

Причины назвал бывший марокканский министр по делам ислама Абдель-Кабир аль-Мадгари. Внешняя это стремление западных цивилизаций навязать себя другим. Есть и внутренние причины к примеру, интеллектуальный диспут в исламском мире ведется на недостаточно высоком уровне. А ведь даже такие термины, как джихад, не столь однозначны и не всегда столь воинственны.

 

Выступление Евгения Примакова было самым резким, критике подверглись США и Израиль. Примаков говорил о бездумном стремлении самого мощного представителя западной цивилизации экспортировать свою модель демократии, причем США не считаются ни с историей этих стран, ни с многовенковыми традициями, ни с мировыми тенденциями. Ирак уже стал, а Сирия и Иран могут стать объектом этого экспорта, заявил бывший премьер и экс-глава МИД России. И вот Ирак стоит на пороге шиитско-суннитской гражданской войны.

 

Позиция же Израиля, считает Примаков, станет главным тормозом в ближневосточном урегулировании, поскольку израильтяне заявляют, что не будут контактировать с ХАМАС, так как это, дескать, террористы. (Руководство этой радикальной организации победило на парламентских выборах в Палестине 25 января; Москва призвала к диалогу с ХАМАС).

 

В качестве доказательства, что все меняется, Примаков обратился к истории: И Бегин, и Шамир в прошлом были настоящие террористы. За их головы назначали награды британские власти. Менахем Бегин в 1940-х годах командовал экстремистской еврейской организацией Иргун, боровшейся против британских мандатных властей в Палестине. Вскоре после создания Израиля он стал премьер-министром. Неуловимым подпольщиком был и Ицхак Шамир, тоже потом премьер.

 

Text Box:  Джек Стро: Иран не станет "вторым Ираком"

ЛОНДОН. Вторник, 28 марта 2006 г., BBCRUssian.com

 

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что кризис вокруг иранской ядерной программы не приведёт ко "второму Ираку".

 

Если вы не принимаете правильных решений на мировой арене, то можете столкнуться с неблагоприятными последствиями этих перемен. Это заявление глава внешнеполитического ведомства Соединенного Королевства сделал во вторник во время официального обнародования приоритетов внешней политики страны.

 

Как сказал Джек Стро, внешняя политика Соединенного Королевства должна нести в себе позитивный заряд, только так она будет способствовать миру и стабильности в современном мире.

 

Девять пунктов

Далее Джек Стро изложил приоритеты в сфере внешней политики на ближайшие 10 лет.

 

Основное внимание он уделил девяти пунктам, в том числе борьбе с терроризмом, борьбе с преступностью, усилению конкурентоспособности Евросоюза и поддержке британской экономики. Также отмечена необходимость обеспечения надежных энергетических поставок и решения проблемы нелегальной иммиграции.

 

Вместе с тем основные приоритеты Великобритании, такие как борьба с глобальным терроризмом, остались неизменными с 2003 года, когда впервые была определена десятилетняя внешнеполитическая программа. При этом Британия должна проводить активную политику, а не просто реагировать на происходящие события, подчеркнул глава внешнеполитического ведомства обращаясь к журналистам перед началом официального заседания.

 

Джек Стро добавил, что внешняя политика в ближайшие годы будет более тесно связана с внутренней; деятельность в обеих этих сферах должна быть скоординированной. Во времена быстрых перемен "если вы не принимаете правильных решений на мировой арене, то можете столкнуться с неблагоприятными последствиями этих перемен, предупредил Стро. Мы хотим выявлять тенденции и работать в более мирном, гармоничном и процветающем мире".

 

Text Box:  Определяемые сейчас внешнеполитические приоритеты представляют собой модификацию аналогичного документа 2003 года, когда Лондон впервые официально определил для себя дипломатическую программу на предстоящие 10 лет. В докладе правительства особое внимание уделяется нарождающимся экономикам Азии, в частности, Индии и Китаю.

 

Крупный общественный деятель, мэр Лондона Кен Ливингстон традиционно выступает против международного сионизма, политического экстремизма и двойных стандартов, считает А.Шарона военным преступником, осуждает войну в Ираке и участие в ней Великобритании, а Бин Ладена считает твоерением ЦРУ.

 

 

Политик нового типа. Хосе Луис Родригес Сапатеро:

Дон Кихот это наш универсальный Посланец доброй воли для всего мира

 

Знай, Санчо, что только тот человек возвышается над другими, кто делает больше других. Бури, которые нам пришлось пережить, это знак того, что скоро настанет тишина, и дела наши пойдут на лад. Мигель де Сервантес Сааведра, Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

 

Этот ителлигентный и улыбчивый молодой человек, прекрасный семьянин отец двух девочек 8-ми и 10-то лет, который любит Бетховена, Сервантеса и Антонио Ламонеду, пришёл к власти на кровавой волне боли и раскаяния, которую принесли в Испанию 11 марта 2004-го года поезда смерти.

Reuters

Родился 4 августа 1960 года в Вальядолиде. Внук капитана республиканской армии Родригаса Лосано, который был казнен за свою верность республике. Окончил юридический факультет университета Леона. В 1988 году возглавил организацию ИСРП (Испанская социалистическая рабочая партия) в Леоне. В июле 2000 года избран генеральным секретарем партии. С марта 2004 года премьер-министр Испании.

 

Приводим несколько его собственных высказываний о ситуации в мире, международной политике и о Испании, которые на наш взгляд исчерпывающе характеризуют жизненные ценности, принципы, политическое и этическое кредо нового премьера великой европейской страны.

 

В ходе предвыборной кампании я заявил, что если мы, социалисты, победим, то испанские войска будут выведены из Ирака. Я всегда считал, что война в Ираке никому не нужна, и, по моему мнению, ее сегодняшние результаты подтверждают это. Принимая это решение, я исходил, прежде всего, из того, что эта идея пользовалась всесторонней поддержкой со стороны испанских граждан.

 

Терроризм это насилие, в котором не замешана одна конкретная страна. Оно действует анонимно, и единственным ответом на него может стать упрочение демократии, расширение международного сотрудничества, активизация деятельности разведслужб, проведение превентивных действий, а также твердая убежденность в том, что, в конечном счете, терроризм будет разгромлен.

 

Мой политический опыт подсказывает, что в политике необходимо спокойствие, в противном случае ничего не получится. Мне нравится политик, всегда готовый протянуть руку своему сопернику. Политика, состоящая только из атак и контратак, не способствует развитию гражданских ценностей. Граждане, как правило, не доверяют такой политике и теряют к ней интерес. А я считаю, что долг каждого ответственного политика добиваться того, чтобы граждане страны интересовались политикой.

 

Государственная власть, национальное правительство должно своими действиями способствовать объединению страны посредством диалога и сотрудничества. Мы стремимся к тому, чтобы Испания была страной с мирными внутригосударственными отношениями, а не с сепаратистскими тенденциями. Каждое государство тоже должно проводить политику открытого пространства, учитывать тот факт, что оно состоит из различных территориальных образований, населенных разными нациями, каждая из которых имеет свои особенности. У нас в Испании накоплен большой положительный опыт в этом отношении.

 

Считаю, что все лучшие перемены в жизни человечества проводит само общество. Политическим лидерам, главам государств, в общем-то, отводится в истории весьма скромная роль. На то есть две причины. Во-первых, необходимо избегать малейшей возможности прихода к власти авторитаризма. Авторитаризм начинается всегда от тщеславия и высокомерия. И, во-вторых, народы всегда склонны к дружбе, а она зачастую портится именно из-за их руководителей.

 

Для нас очень важен будущий год: ведь в нем мы будем отмечать 400-летие первого издания Дон Кихота, а Дон Кихот это наш универсальный посланец доброй воли для всего мира. Тем, кто еще не читал Дон-Кихота, я настоятельно советую прочитать эту книгу, полную утопических идей, идей свободы, идей самого чистого гуманизма.

 

Друг Санчо! Да будет тебе известно, что я по воле небес родился в наш железный век, дабы воскресить золотой. Я тот, кому в удел назначены опасности, великие деяния, смелые подвиги. Я тот, кто призван воскресить Рыцарей Круглого стола, Двенадцать Пэров Франции, Девять Мужей Славы, затмить Платиров, Таблантов, Оливантов, Тирантов, Фебов, Бельянисов и весь сонм странствующих рыцарей Мигель де Сервантес Сааведра, Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

 

Вкушать бессмертье суждено, покуда

своих коней бичом стремит вперед

в четвертом небе Феб золотокудрый.

Неустрашимым прослывешь ты всюду,

твоя страна все страны превзойдет,

Всех авторов затмит твой автор мудрый!


Мигель де Сервантес Сааведра, Сонет Дон Кихоту Ламанчскому

 

Источник: интервью Юлию Гусману в его авторском телепроекте Формула власти. Москва, 2005 г.

 

 

Демократия не создаётся высокоточными ракетами

Запад должен помнить предупреждение Робеспьера о "вооруженных миссионерах

16 сент. 2003, "The International Herald Tribune", США, Крис Паттен. Сюжет: КРУПНЫЙ БЛЕФ ЯСТРЕБОВ БУША

Крис Паттен комиссар Европейского Союза по внешним связям, в 1992-1997 годах был последним английским губернатором Гонконга.


Как возникает демократия? С начала 1980-х годов в Восточной Азии, Восточной Европе и Южной Америке появился целый ряд демократических стран - и многие впоследствии сбились с этого пути, что вызвало бурные дебаты о том, что же необходимо для установления прочного либерального режима. Сейчас, когда Соединенные Штаты пытаются установить демократию в Ираке, оккупировав эту страну, а Вашингтон намекает, что Багдад является лишь первым шагом на пути к демократизации всего Ближнего Востока, вопрос о том, как наилучшим образом построить свободное общество, приобретает огромное практическое значение.


В 1990-х годах я пять лет был последним английским губернатором Гонконга, осуществляя контроль над передачей Гонконга Китаю и следя за выполнением англо-китайского соглашения об управлении этими территориями до и после смены юрисдикции. Благодаря этим обязанностям я принимал активное участие в дебатах о демократии в Азии, и выработал свою точку зрения на этот вопрос точку зрения, которая, я полагаю, имеет отношение и к вопросу политических реформ на Ближнем Востоке.

 

Демократия имеет универсальное значение и отказ от построения ее в какой-либо стране не может обосновываться культурными особенностями или экономической слабостью. Но вместе с тем она должна органично произрастать из общества. Внешнее давление может и должно быть применено, однако демократию нельзя установить силой.


Как и многие другие политики среди которых видное место занимает бывший посол Соединенных Штатов в Индонезии Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), являющийся ныне заместителем министра обороны я утверждал, что конфуцианское общество не является полностью чуждым демократии. Свобода представляет собой естественное желание человека, демократия не является препятствием к развитию, и аргументы в пользу открытого общества так же применимы к исламскому миру, как они применимы к христианству или конфуцианству.

Заявлять о том, что исламский мир и демократия несовместимы друг с другом, можно, лишь забыв о примере Турции и предположив, что ислам не выходит за границы стран арабской лиги. Однако три четверти всего мусульманского населения живут за пределами Северной Африки, Ближнего Востока и государств Персидского залива и многие из них проживают в странах с различными видами и формами демократии, как, например, в Индонезии, Индии и Малайзии.


Конечно, демократия не может быть построена за одну ночь. Поспешное проведение выборов до того, как будет создано то, что редактор журнала "Newsweek" Фарид Закария (Fareed Zakaria) назвал "конституционной свободой", может послужить скорее прикрытием для автократии, чем защитить от нее. Однако я не согласен с изложенным в его книге мнением, согласно которому демократию нельзя строить до того, как будет достигнуто процветание.

Конечно, для развития и процветания свободной рыночной экономики требуются прозрачность и законность, а эти условия с большей вероятностью возникнут там, где проходят оживленные общественные дебаты и имеется представительное правительство.


Когда дело доходит до управления экономикой, диктаторские режимы часто оказываются совершенно непригодными, и это заметнее всего на Ближнем Востоке. Утверждение, что автократии лучше подходят для достижения процветания, и что демократия каким-то образом наступит сама, не только сомнительно, но и представляет собой аргумент в пользу бездействия в пользу игнорирования нарушений прав человека и отрицания универсальности либеральных ценностей.


Демократии редко возникают без давления извне, однако страны Запада должны помнить предупреждение Робеспьера о "вооруженных миссионерах" они не должны приносить исламским странам демократию на остриях высокоточных ракет. Вулфовиц и многие другие политики в США и Великобритании утверждают, что после свержения диктатора Саддама Хусейна (Saddam Hussein) Ближний Восток подвергнется "демократическому шоку". Однако нельзя излечить болезнь, устранив ее симптомы, мы не должны обманывать самих себя, что если тиран свергнут, то свобода придет сама собой.


Итак, как же Запад должен содействовать установлению демократии на Ближнем Востоке? Насколько сильное давление он должен оказывать и в какой форме?


С моей точки зрения, свободная торговля, интенсивная помощь, готовность увязывать эту помощь с хорошим поведением, и немного устойчивости будут иметь огромное значение для установления более либерального порядка в арабском мире.


Соединенные Штаты говорят сегодня о свободной торговле с Ближним Востоком и внутри него. Европа уже несколько лет осуществляет программу европейско-средиземноморского сотрудничества. Предоставление государствам Ближнего Востока доступа к европейским рынкам позволит им создавать новые рабочие места, а также будет способствовать совершенствованию власти в этих странах.


Запад также должен обеспечить более объемное финансирование своих ближневосточных амбиций. Чтобы трансформировать Ближний Восток, необходимо предоставлять больше экономической помощи. Особенно следует направлять средства в те страны, которые стремятся соблюдать права человека и проводить политические реформы.


Слишком долгое время западные страны оказывали помощь прозападным диктаторам из опасения, что в противном случае им на смену придут еще более ужасные фигуры. Однако Турция является наглядным примером того, что демократический путь развития может сочетаться с умеренным исламом. Эта страна должна стать ориентиром для всего мусульманского мира.


Когда народы Турции, Индии или Германии высказывают свое мнение, то, что они говорят, не всегда приятно для Соединенных Штатов. Так может происходить, когда гражданам позволено самостоятельно думать и соответственным образом голосовать. Демократия редко бывает предсказуемой, однако она практически всегда желанна. ИноСМИ.Ru

 

Евгений Примаков: США не сверхдержава. АРХИВ: МОСКВА, 26. 03. 2001 | Время новостей

Начало косовской кампании НАТО против Югославии стало низшей точкой в отношениях между Россией и Западом за весь период после распада СССР. Символом кризиса стал тогда знаменитый разворот над Атлантикой самолета премьер-министра Евгения ПРИМАКОВА, который, узнав в воздухе о начале войны, отказался от долго готовившегося визита в США. О тогдашних событиях экс-премьер вспоминает в интервью корреспонденту газеты "Время новостей" Екатерине ЛАБЕЦКОЙ.


Евгений Максимович, вы и сегодня считаете, что поступили правильно, отказавшись от визита?


Абсолютно. А как иначе? Вице-президент Гор позвонил мне за 2-2,5 часа до посадки на военном аэродроме близ Вашингтона и сказал: "Дело незамедлительно движется к удару". Я ответил, что в таких условиях садиться в Соединенных Штатах не намерен. Это был уже наш второй разговор, я ему звонил во время промежуточной посадки в Шенноне и предупредил, что в случае решения о силовых действиях против Югославии я не прилечу. Вы пытались Гора отговорить?


Я ему сказал: "Вы совершаете огромную историческую ошибку". И стал объяснять, что может последовать: ухудшение отношений, нератификация СНВ-2 и т.д. и т.п. Гор это понимал, но стал мне доказывать, что в Косове творится геноцид, чуть ли не миллионный исход беженцев. Я сказал, что, по нашим данным, ситуация далеко не такая критическая, ее следует разрешить политическими методами.

 

Тогда Гор попросил меня сделать совместное заявление о том, что "визит откладывается". Я отказался и сказал, что сделаю одностороннее заявление: в связи с принятием решения США об ударе по Югославии я как председатель правительства Российской Федерации не считаю возможным совершать в это время визит в Соединенные Штаты. Гор подчеркнул важность сохранения отношений с Россией, я с этим согласился и вновь повторил, что они совершают историческую ошибку. Когда самолет уже развернулся, я позвонил Ельцину.


Какова была реакция?


Сказал: "Одобряю". И спросил, хватит ли керосина до Москвы. С началом войны мы отозвали представителей из созданного совместно с НАТО комитета. Может быть, зря? Потом полтора года отношения восстанавливали...


Мы сделали все правильно.


У нас тогда очень резко реагировали на начало боевых действий. А какие-то сценарии на случай радикального ухудшения отношения с Западом существовали? Переориентация внешней политики?


Что значит переориентировать? Начать "холодную войну" или пойти на прямую конфронтацию с США, НАТО? Это бессмысленно, этого нельзя делать. Не знаю, рассматривались ли такие сценарии, варианты.


Если вы не знаете, значит, их не было?


Нет, это не так. У нас же силовики выходят непосредственно на президента. Поэтому премьер-министр мог и не знать о различных вариантах.


Так или иначе, довольно быстро позиция смягчилась, и мы пошли на сотрудничество с Западом.

Запад сам просил нас о помощи. Жак Ширак позвонил мне уже после начала бомбардировок. После разговора с Клинтоном он попросил меня вылететь в Югославию, чтобы привезти от Милошевича "хотя бы маленький сигнал", который позволил бы прекратить бомбардировку. Я спросил, может ли считаться таким сигналом созыв Контактной группы. Ширак ответил: "Очевидно, да". Но наутро позвонил премьер Италии д'Алема и расширил значение "небольшого сигнала".

 

Совершенно ясно, что Ширака подправляли американцы. Захотели, чтобы Милошевич согласился с политическими решениями Рамбуйе. Я сказал, что диктовать условия по капитуляции мы не намерены, но согласился, что от Милошевича нужен сигнал. Беседа с Милошевичем длилась шесть часов. Мы добились очень серьезных сдвигов. Он сказал, что готов на переговоры двух общин о статусе Косова, обеспечить возвращение беженцев, пустить в Косово представителей международных организаций.

 

Вывод своих сил из Косова он обусловил степенью отхода войск НАТО от македонско-югославской границы, справедливо объясняя свою позицию тем, что в случае его одностороннего заявления о выводе войск сербы побегут из края. Так потом и случилось. Мы сочли это очень серьезным сигналом. Но как только мой самолет взлетел и взял курс на Бонн, где мне предстояло встретиться с канцлером Шредером, который в то время был председателем ЕС, бомбардировки продолжились. Перед нашим прилетом Шредер говорил с Клинтоном, поэтому с ходу нам сказал, что такой "сигнал" недостаточен.


Значит ли это, что Слободан Милошевич действовал правильно, но война была предопределена Западом?

Нет, я бы так не говорил. Он допустил целый ряд ошибок до войны. И главная заключалась в том, что он вовремя не вернул автономию Косову. Когда накалялась обстановка в Косове, мы говорили ему об этом. Я считаю это грубой ошибкой Милошевича. Надо было все вовремя сделать, тогда не было бы такого накала. Но я не могу сказать, что один Милошевич был виноват. Албанцы провоцировали военные действия со стороны сербов. - Россия держала руку "на пульсе" косовского кризиса? - Как премьер-министр я каждый день в 9.30 собирал министров иностранных дел, обороны, начальника Генштаба и руководителей двух разведок - внешней и военной. И каждый день, включая и воскресные дни, мы решали, что делать. И абсолютно все ложилось на стол президента.

Россия сделала все необходимое?


Мы сделали все, что могли. Но вот эти сборы у меня, то, что силовики ко мне приходили, очевидно, президенту не очень нравились. Даже не столько президенту, сколько его окружению.


И вы отказались от этих совещаний?


Спецпредставителем президента по Балканам был назначен Черномырдин. Виктор Степанович много сделал хорошего. У меня нет оснований критиковать его миссию. Когда его назначили, он пришел и сказал, что будет участвовать в моих совещаниях. Я ему говорю: "Нет, теперь ты сам собирай". Но, к сожалению, эти сборы кончились. А дальше Черномырдин предпринял активные шаги, чтобы прекратить бомбардировки.


Он согласовывал свои шаги с правительством, МИДом? Со мной никто ничего не согласовывал. Он подчинялся президенту и докладывал ему.


Насколько эффективна была наша посредническая деятельность? Она была эффективна, потому что без России ничего бы не смогли сделать. Они все уже хотели выйти из этой ситуации.


А как вы считаете, Запад извлек урок из косовского кризиса? - Думаю, кое-кто извлек. Первое, это то, что появляется все больше противников "гуманитарной интервенции" в обход ООН. Второй очень важный урок заключается в том, что Россия была права, когда предупреждала: нельзя обвинять одну сторону в конфликте, поддерживая другую.

 

США, например, сами сначала считали, что "Освободительная армия Косова" террористическая организация. А потом стали поднимать ее чуть ли не до уровня патриотов, борцов за свободу и независимость. Смотрели сквозь пальцы, как туда перебрасываются боевики, вооружение, деньги через Албанию или из Албании. И что получилось? Усилились сепаратистские настроения, как Россия и предупреждала. Я говорил об этом Мадлен Олбрайт: "Вот увидишь, создастся ситуация, когда мусульмане-экстремисты постараются создать в Европе большое экстремистское мусульманское государство, в которое могут войти Албания, Косово, Санджак, часть Македонии и часть Боснии". Сейчас многие понимают, насколько мы были правы.


После вашего знаменитого разворота над Атлантикой прошло два года, и отношения у нас с Западом, прежде всего с США, снова оставляют желать лучшего. Как вы думаете, возможно сближение наших позиций с американцами? Пока непохоже. Идет ужесточение американской линии. Опять "холодная война"?

Вряд ли "холодная война", но уж никак и не горячие объятия. Но нормализовать отношения мы сможем?

Можно нормализовать, но не на основе, как некоторые призывают, ведущего-ведомого. Когда США что-то делают, а мы повторяем их телодвижения. Этого нельзя допускать. Но нормализовать отношения с США необходимо, развивать их необходимо. Никуда от этого не уйдешь. США самое сильное государство в мире. И в экономическом, и в военном отношении, по политическому влиянию. Другое дело, что это не сверхдержава.

 

Потому что "сверхдержава" это категория "холодной войны". Она обязательно должна объединять вокруг себя конгломерат каких-то государств, обеспечивая их безопасность в конфронтации с другой группой государств, и диктовать им условия поведения. Так вели себя мы, так вели себя США. Сейчас этого нет. Но, к сожалению, в политике США элементы сверхдержавности сохраняются. Думаю, все-таки, что во многом сказывается инерция.

 

* Мысль высказана В.Путиным в одной из речей 27 апреля 2005-го года

 

 

 

LUCH 2006